Новая жизнь Влада

Владу 11 лет, хотя выглядит он лет на семь-восемь. Учится он во втором классе – говорит, болел много, пошел в школу позже, а потом опять же из-за болезни остался на второй год. Заболевание у мальчика было тяжелое – хроническая почечная недостаточность, которое в последнее время перешло в терминальную стадию.

Влад держится доброжелательно, но дерзко. На вопрос о любимых школьных предметах отвечает, не раздумывая:

«Люблю математику, хотя шарю в ней не очень, но все равно нормально. А вот русский язык не люблю – надо много писать, слова отгадывать, правила учить. Но я русский делаю в первую очередь – сначала сложное, потом что попроще, то есть математику». А вообще он решил стать дегустатором. Или кондитером.

Недавно НМИЦ ТИО им. ак. В.И. Шумакова ему пересадили почку от посмертного донора – родственная трансплантация была невозможна, потому что мальчик – воспитанник детского дома. До операции он с трудом передвигался, долгое время находился на перитонеальном диализе – обе почки не функционировали полностью..

«Давление у него скакало – было и 140, и даже 240. Перитонеальный диализ может привести к перитониту, а гемодиализ детям делать сложно – сосуды маленькие, очистка крови идет недостаточно быстро. Так что диализ – это временно, нужно как можно раньше делать пересадку почки», – говорит трансплантолог Джабраил Сайдулаев.

Родители мальчика лишены родительских прав. У него есть старший брат, ему 19, и 15-летняя сестра. Официально опекун у Владика – директор Курганского детского дома. Более трех лет Владик живет в московском детском доме «Наш дом». Губернатор Курганской области написал письмо мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой принять ребенка в московский детский дом для ожидания трансплантации почки.

«Три года он у нас прожил, пока дожидался пересадки. Сначала в одной клинике были, потом в Петровского (отделение пересадки почки РНЦХ им. Б.В. Петровского РАМН, заведующий Михаил Каабак, – прим.), но это все тянулось и тянулось. Никто ничего не объяснял, но мы видели детей, которые обратились позже, чем Владик, а им намного раньше сделали трансплантацию. Насколько я понял, трансплантологи клиники Петровского не очень были готовы пересаживать орган ребенку из детского дома из-за того, что после операции за ним должен быть постоянный, очень тщательный уход. Это обоснованное требование. Но поскольку мы в Москве, нами занимается министерство Соцзащиты, и нам идут навстречу – выделяют необходимое количество ставок. Мы бы справились. И тогда я обратился в вице-премьеру Татьяне Голиковой с просьбой помочь. И тут же Владика направили в Шумакова (ФГБУ «НМИЦ ТИО им. ак. В.И. Шумакова» Минздрава России, – прим.), и через три месяца ему сделали пересадку, – рассказывает директор Центра содействия семейному воспитанию «Наш дом» Вадим Меньшов.

Вадим Анатольевич показывает комнату, где живет Влад после выписки из Центра имени Шумакова, потом мы идем в изолятор, где он временно находится под наблюдением медперсонала.

- Здесь стоял аппарат, каждый вечер Влада подключали на всю ночь, а последнее время приходилось еще и днем подключать. Набирал он в день по два кг, в день ему можно было только 250 мл жидкости. Сейчас за ним постоянно закреплен один помощник. А ночью с ним медсестра, которая у нас присутствует круглосуточно. Когда Влад к нам поступил, он почти год при виде чужих людей прятался под кроватью.

Вадим Анатольевич переживает за Владика:

«Я очень хочу, чтобы он остался в Москве. Понятно, что ему необходимо постоянный прием медикаментов, пожизненное наблюдение специалистов. Маме его не отдадут – она нигде не работает, живет с сожителем на пенсию. Здесь он бы получил квартиру по достижении 18 лет. Там он будет в детском доме, конечно, за ним там будет хороший уход, но в Москве то все проще».

По мнению заведующего отделением пересадки почки и печени ФГБУ "НМИЦ ТИО им. ак. В.И. Шумакова" Минздрава России Игоря Александровича Милосердова, с медицинской точки зрения, мальчик абсолютно стандартный, операция прошла без осложнений. Таких детей в отделении оперируется много.

«Все прошло хорошо, функция новой почки хорошая, но опасение вызывает его дальнейшая судьба – даже не в плане правильного ухода за ним, а из-за возраста мальчика – подростки входят в группу риска по несоблюдению режима терапии, они обычно не слушают взрослых советов, в том числе, и по лечению. Очень часто даже в нормальных полных семьях дети-подростки теряют функцию трансплантатов, в связи с тем, что они пропускают прием таблеток, не соблюдают рекомендации врачей, и это может привести к хроническому или острому отторжению пересаженного органа.

Но мы надеемся, что с Владом будет все хорошо – мальчик он разумный, жизнестойкий. Пережить ему пришлось в жизни много плохого. Пусть новая жизнь будет у него благополучной».